Медиа

ВЭД: особенности валютного контроля и регулирования

Экспорт товаров, импорт оборудования – всё это давно стало обязательным элементом деятельности региональных предприятий. Стоит отметить, что законодательство уделяет значительное внимание регулированию такой деятельности. Не являются исключением и валютные операции.

- комментарий управляющего партнёра компании «ЮрИнвест» Антона КРЮЧКОВА  о некоторых особенностях валютного контроля и валютного регулирования.


– Какие наиболее частые нарушения допускаются участниками ВЭД?
– Большинство компаний, занимающихся внешнеэкономической деятельностью, так или иначе, сталкивались с претензиями, которые касаются законодательства о валютном регулировании. Значительная часть претензий контролирующих органов в ходе осуществления валютного контроля связана с соблюдением требований закона к так называемой «репатриации валюты».
Дело в том, что при осуществлении внешнеэкономической деятельности российские организации (выступая в качестве поставщиков) обязаны обеспечить получение от иностранных контрагентов валюты за переданные им товары. Если же речь идёт о приобретении товаров (работ, услуг), то российская организация (выступая уже в качестве покупателя) должна обеспечить поступление таких товаров на территорию РФ либо обеспечить возврат уплаченного аванса.
 
– Но это требование выглядит совершенно разумным и логичным?
– Всё верно, в целом, данная норма выглядит абсолютно уместной. Но есть один нюанс – это размер ответственности за нарушение этой обязанности.
Действующий кодекс об административных правонарушениях предусматривает ответственность в размере от «трёх четвёртых до одного размера суммы денежных средств», не зачисленных на счёт резидента или не возвращённых в Российскую Федерацию в установленные сроки.
На практике данная формулировка означает следующее. В том случае, если иностранный контрагент получил товар, но так и не произвёл расчёты со своим российским поставщиком, российская организация может быть подвергнута штрафу в размере той суммы, которую она и так недополучила от иностранного контрагента. Фактически поставщик, который понёс убытки из-за недобросовестности контрагента, имеет все шансы удвоить суммы своего убытка за счёт соответствующего штрафа.
Учитывая то, что суммы внешнеторговых контрактов зачастую исчисляются в десятках миллионов рублей, то несложно представить значимость данной нормы для российской стороны такого контракта.
 
– Получается очень странная ситуация – иностранный контрагент допускает нарушение условий контракта, а к ответственности привлекается российская организация? 
– Обязательным условием для привлечения организации к административной ответственности является не только противоправность деяния, но и наличие вины.
Именно этот обязательный элемент вызвал в своё время наибольшее количество споров. Это вполне объяснимо – почему организация должна нести столь существенную ответственность в ситуации, когда непоступление валютной выручки стало результатом недобросовестного поведения иностранного контрагента?
В судебной практике сложился достаточно однозначный подход к такой ситуации: отсутствие противоправных действий со стороны резидента, препятствующих получению товаров от нерезидента, а также принятие им всех зависящих от него мер для получения этих средств не образуют состава правонарушения.
В качестве таких мер могут выступать: претензионная переписка, обращение за юридическими услугами по разрешению ситуации, обращение в суд с требованиями к контрагенту.
Дополнительными аргументами в пользу организации могут послужить меры осмотрительности при заключении договора: указание способов обеспечения обязательств нерезидента, получение информации о контрагенте (например, в торгово-промышленной палате), указание повышенных санкций за нарушение условий контракта, оформление страховки.
 
– Какие еще специфичные ситуации возникают в практике по вопросам валютного контроля?
– Отмечу одну такую ситуацию. Речь идёт о такой распространённой сделке, как зачёт встречных требований.
Нередко возникают ситуации, когда у сторон контракта имеются какие-либо иные отношения (помимо самого контракта). Для упрощения документооборота и ускорения процедуры расчётов стороны заключают соглашение о зачёте встречных требований. 
С одной стороны, действующее законодательство одним из оснований для прекращения обязательства прямо предусматривает именно зачёт. Недопустимость зачёта должна быть прямо предусмотрена законом.
В то же время, статья 19 Федерального закона «О валютном регулировании и валютном контроле» предусматривает прямую обязанность по возврату в РФ денежных средств, уплаченных нерезидентам за не ввезенные в РФ (неполученные на территории Российской Федерации) товары.
Очевидно, что зачет встречных требований формально заменяет «двустороннее» перечисление денежных средств обеими сторонами. 
Несмотря на то, что никакой разницы между реальным «двусторонним» перечислением валюты и зачётом нет, юридически зачисление валютной выручки на счёт в такой ситуации не происходит.
Суды самых различных инстанций приходят к выводу, что зачёт встречных требований при осуществлении валютной операции по общему правилу невозможен, так как не подпадает под исчерпывающий перечень случаев разрешённого проведения зачёта встречных требований при осуществлении валютных операций (стоит отметить, что перечень разрешённых случаев очень специфичен и неприменим для большей части внешнеэкономических сделок).  
При всей неоднозначности такого подхода приходится принимать его во внимание и избегать подобных соглашений.
 
– Существуют ли какие-то иные варианты для защиты таких организаций?
– Стоит отметить, что к каждой ситуации надо подходить индивидуально. В этой категории споров буквально каждый факт имеет значение. К примеру, ключевую роль может играть незначительный период просрочки поступления валюты, а также поступление валюты к моменту составления протокола об административном правонарушении. В этой ситуации судебная практика также складывает в пользу организаций.
 
– Возможно ли снижение размера ответственности? Даже минимальная санкция в размере 75% от не поступившей выручки выглядит более чем сурово.
– В этой связи можно отметить, что в начале текущего года Конституционный суд РФ дал оценку целому ряду статей КоАП РФ на предмет возможности установления административного штрафа ниже низшего предела, установленного в кодексе.
Суд пришёл к выводу, что целый ряд норм «не позволяет надлежащим образом учесть характер и последствия совершённого административного правонарушения, степень вины привлекаемого к административной ответственности юридического лица, его имущественное и финансовое положение, а также иные имеющие существенное значение для индивидуализации административной ответственности обстоятельства и, соответственно, обеспечить назначение справедливого и соразмерного административного наказания».
Конституционный суд отметил, что федеральный законодатель, вводя для юридических лиц значительные минимальные размеры штрафов, «обязан заботиться о том, чтобы их применение не влекло за собой избыточного использования административного принуждения, было сопоставимо с характером административного правонарушения, степенью вины нарушителя, наступившими последствиями и одновременно позволяло бы надлежащим образом учитывать реальное имущественное и финансовое положение привлекаемого к административной ответственности юридического лица».
В итоге судом была признана возможность снижения минимальных размеров административных штрафов, установления более мягких альтернативных санкций, введения дифференциации размеров административных штрафов для различных категорий (видов) юридических лиц, а также уточнения (изменения) правил наложения и исполнения административных наказаний.
Эта позиция конституционного суда уже применяется на практике по данной категории дел и позволяет снижать размер ответственности.
В ситуациях, когда валютная выручка так и не поступила, а организация не может доказать наличие всех возможных мер, направленных на её получение, данный подход может стать достаточно эффективным механизмом для защиты интересов организации.


Средняя оценка: 0   Всего проголосовавших: 0