Медиа

Ответственность – персональная и денежная

Владельцы бизнеса все чаще пытаются наказать первых руководителей компаний деньгами.


Последствия негативных явлений на угольных рынках уже привели к сокращению численности занятых в отрасли, задержкам выплаты зарплаты и налогов. Нередко эти проблемы становятся ответственностью первых руководителей компаний. К исполнительным органам обществ предъявляют претензии и собственники бизнеса. Акционеры и участники ООО начали истребовать денежные убытки с руководителей. И угольщики тут не исключение.


В поисках виноватых


В начале июля на заседании областного штаба по финансовому мониторингу и выработке мер поддержки отраслей экономики в Кемерове генеральный директор ООО «Разрез «Степановский» Дмитрий Мшар сообщил о частичной приостановке деятельности предприятия из-за нехватки средств. Была сокращена часть коллектива, оплата труда сокращена до двух третей оклада. При этом на момент проведения заседания долги по зарплате за май-июнь составляли 11,5 млн рублей. Задолженность по обязательным платежам, арендной плате за землю, налогам приближалась к 43 млн рублей. Дмитрия Мшара предупредили о персональной, в том числе уголовной, ответственности за нерасчеты. Однако, по словам директора, от собственника («Степановский» входит в группу «МаррТЭК» Ралифа Сафина) уже много лет нет никаких пояснений о дальнейшей судьбе предприятия. «А с начала года они говорили, что ищут нового инвестора», - сказал Дмитрий Мшар.


Ситуация на предприятии в последний месяц развивалась драматично. Долги по зарплате в июле превысили 17 млн рублей. По данным пресс-службы администрации Кемеровской области, губернатор Аман Тулеев «обратился в компетентные органы» с просьбой во всем разобраться. СУ СК России по региону возбудило уголовное дело. При этом ответственность за такое положение дел, судя по всему, теперь возлагается не на гендиректора. Известно об изъятии документации о финансово-хозяйственной деятельности не только на самом разрезе, но и в ООО «МАН», через которое продавался уголь «Степановского». Дмитрий Мшар пояснил, что систему реализации угля определяли владельцы угольного предприятия.


На упомянутом заседании штаба о персональной ответственности за задержку зарплаты и формирование долгов в бюджеты также были предупреждены руководители ОАО «Южный Кузбасс» и ООО «Ровер». Но о каких-либо действиях в их отношении неизвестно. Оба руководителя сразу были готовы представить график погашения долгов. Посему претензии в их адрес напоминали, скорее, назидания.


Все в суд?


Вполне логичным завершением дела в случае с тем же разрезом «Степановский» может стать банкротство и (или) смена собственника предприятия. В том и другом случае «поиск виноватого» регламентирован. Кредиторы либо получают (не получают) свое в рамках банкротства, либо с кредиторами договаривается новый собственник. Еще одним способом найти, а главное, вернуть деньги является разбирательство с генеральным директором той или иной компании в рамках корпоративного спора. Как следует из практики арбитражных судов, в долгах по зарплате, налогам, отрицательном финансовом результате деятельности компаний акционеры (участники) винят руководителей ОАО или ООО. Примечательно, что в июле 2013 года Пленум Высшего Арбитражного суда даже принял постановление, посвященное привлечению к ответственности как действующих, так и бывших руководителей компаний. «СУ» выяснил, как в Кузбассе «работает» такой способ «исправления» финансовой ситуации в компании, с одной стороны, и возмещения убытков акционерам, – с другой.


Как следует из официального ответа арбитражного суда Кемеровской области на запрос «СУ», с 2012 года до настоящего момента было рассмотрено 13 дел, касающихся возмещения убытков лицам, входящим в органы управления юридического лица. Общая сумма предъявленных убытков по этим делам превысила уже 150 млн рублей. Как правило, денежного возмещения требуют физические лица–акционеры (участники) бизнеса. В одном случае речь шла об истце –территориальном управлении Федерального агентства по управлению государственным имуществом Кемеровской области.

Самое крупное (по сумме иска) дело – требование акционера-физлица к бывшему директору ОАО «Кузбассшахтостроймонтаж» о возмещении 100 млн рублей. Заявитель настаивал, что бывший руководитель совершил сделку купли-продажи векселей без одобрения договора собранием акционеров. По другому делу тот же истец требовал еще более 1,5 млн рублей. В иске говорилось об уступке прав требования дебиторской задолженности. Сделка, на взгляд акционера, тоже была сомнительной. Рассмотрение этих дел могло стать самым крупным в регионе случаем взыскания убытков. Однако самого рассмотрения иска по существу не было. Как сказано в решении суда (принятого в январе текущего года), заявление может быть рассмотрено в рамках дела о банкротстве ОАО «Кузбассшахтостроймонтаж», которое было открыто в это время. Еще одно дело касается киселевского ООО «КузбассУгольТранса». С бывшего директора предприятия удалось взыскать 162,7 тыс. рублей (начальное требование составляло лишь 50 тыс. рублей). В вину гендиректору ставилось заключение договора аренды погрузчика с лицами, «заведомо неспособными исполнить обязательства по аренде». Летом текущего года решение первой инстанции было подтверждено Седьмым арбитражным апелляционным судом.


За неоднократные нарушения, которые, по мнению совладельцев кемеровского ООО «ОКС» (поставщик анкерной и другой крепи для угольных предприятий Кузбасса), привели к долгам по налогам, ответил бывший гендиректор компании. В пользу общества по решению суда взыскано свыше 4 млн рублей.


Особый случай


Несмотря на то, что один из споров о возмещении убытков – разбирательство с бывшим руководителем дочерней структуры компании «Каракан Инвест», не закончился взысканием убытков, этот случай можно считать особым. Детали дела хорошо иллюстрируют специфику угольной отрасли. А, следовательно, могут являться неплохим пособием для руководителей и собственников.


Итак, в декабре прошлого года ООО «Промышленник» обратилось в арбитражный суд Кемеровской области с иском о взыскании с бывшего директора Олега Бородина 33 млн рублей убытков. Основанием для таких серьезных претензий стал договор займа на покупку земельного участка, который заключил ответчик. Как было сказано в заявлении (стороны по делу не комментируют сегодня спор), деньги, которые были переданы заемщику, не были возвращены. Кроме того, по мнению истца, Олегом Бородиным не было получено одобрение сделки со стороны общего собрания участников ООО «Промышленник»: не было произведено согласование с соответствующими службами (юридической, экономической и службой безопасности), отсутствовало надлежащее обеспечение исполнения договора займа, не была получена надлежащая информация об имущественном положении заемщика, а сам договор займа был заключен на невыгодных условиях.


Основное внимание в ходе судебного разбирательства было сосредоточено на самом приобретении земельного участка в Беловском районе, который нужен был для другого предприятия «Каракан Инвеста» – ЗАО «Шахта Беловская» (занятого непосредственно угледобычей). Проблема заключалась в том, что участок представлял собой имущество, находящееся в общей долевой собственности (двадцать одна доля): как это часто бывает в угольной сфере, речь шла о сельхозпаях. Приобретение всех долей было крайне затруднительно, так как другие собственники обладали преимущественным правом их выкупа. Для упрощения схемы было решено обеспечить выкуп всех участков в два этапа. На первом этапе покупателем должен был выступить один из собственников. А на втором – уже единый участок должен был перейти к истцу. Для этих целей была определена кандидатура третьего лица – сособственника, на которого предполагалось выкупить доли в праве общей долевой собственности на земельный участок. По договоренности с этим сособственником было решено предоставить ему денежные средства, необходимые для выкупа долей на основании договоров целевого займа. При этом цель предоставления суммы займа была прямо отражена в договорах. С учетом того, что заемщик (сособственник участка) после выкупа всех долей в праве собственности на земельный участок должен был реализовать приобретение ООО «Промышленник», предполагалось оформление соглашения об отступном, которое должно было прекратить все заемные обязательства.


Всего для обеспечения возможности выкупа долей в праве собственности на земельный участок были заключены четыре договора займа на общую сумму более 65 млн рублей. Как было заявлено в суде, целью заключения договоров займа являлось не получение прибыли в виде процентов за пользование суммами займа, а создание возможности для приобретения ООО «Промышленник» единого земельного участка. Схема не сработала, поскольку сумма, полученная заемщиком по одному из договоров, была у него похищена. В результате этого часть заемных средств так и не была возвращена компании «Промышленник». Именно это обстоятельство и стало поводом для обращения с требованиями к Олегу Бородину.


В суде представителям бывшего директора удалось доказать, что вины Олега Бородина в случившемся нет. Это позже подтвердил и Седьмой арбитражный апелляционный суд. И в решении судов подчеркивалось, рассказал «СУ» Антон Крючков, управляющий партнер ЦПП «ЮрИнвест» (представлял в суде интересы Олега Бородина), что для взыскания убытков не достаточно просто указать на факт причинения убытков и сказать о неразумности или недобросовестности действий бывшего руководства. Такой вывод содержится во всех судебных актах, касающегося возмещения убытков. Что, собственно, подтверждает только одно. В большинстве случаев и собственник, и руководитель отвечают за финансово-экономическое положение дел на предприятиях.


Пока в подавляющем большинстве случаев суд отказывает владельцам бизнеса в требованиях возместить убытки. Впрочем, никто сегодня не может гарантировать, что в дальнейшем в Кузбассе не появятся другие примеры. Основание тому – растущие долги в бюджет. По данным администрации Кемеровской области, на 30 июня 59 угольных компаний, действующих в регионе, имели долги по налогу на прибыль в сумме более 7 млрд рублей, по НДПИ — 882 млн рублей. Постоянно растут долги по арендным платежам за землю. И власти уже готовы инициировать расторжение соответствующих договоров. На кого, как вы думаете, можно будет возложить вину за то, что угольное предприятие лишится возможности эксплуатировать участки, т.е. добывать уголь?!


Источник: Сибирский Уголь №3 (2014)

Средняя оценка: 0   Всего проголосовавших: 0