Медиа

Директор или управляющий: риски неправильного выбора

Пятьдесят оттенков незаконного дробления бизнеса:серия статей о самых распространённых ошибках и их налоговых последствиях



Продолжаем анализировать используемые в настоящее время модели «дробления» бизнеса.
 
Выпуск третий. «Директор или управляющий: риски неправильного выбора»
 
Ни для кого не секрет, что некоторые консультанты рекомендуют передавать полномочия по управлению компанией управляющему (Индивидуальному предпринимателю), так как в этом манёвре есть ряд налоговых преимуществ, а именно:

• вознаграждение управляющего, по сути, ничем не ограничено (конечно, кроме его соответствия рынку), 
• НДФЛ нет, а точнее, его размер «уменьшается» до 6% (так как обычно индивидуальный предприниматель (ИП) применяет упрощённую систему налогообложения – «доходы»),
• страховые взносы уплачиваются в гораздо меньшем размере.

Кроме того, данный вариант ведения бизнеса позволяет легко «выводить в кэш» денежные средства.
Итого: экономия очевидна.

Только если бездумно следовать советам таких специалистов и преследовать цель минимизации налогов, то доначисления по результатам проверок будут гарантированы. Ведь, по сути, подобная модель является ещё одной чуть менее распространённой моделью «дробления» бизнеса.

Причём больше всего в данном случае рискует именно малый и средний бизнес, так как крупному проще объяснить причины привлечения управляющего.

Так в чём же опасность и как выявить данную схему?

Как рассуждают собственники компаний?

Если закон предоставляет право передать полномочия по руководству компанией управляющему-ИП, то значит, этот способ безопасен, налоговых рисков быть не может.

Как рассуждает налоговый орган?

Если есть хоть какая-то экономия на налогах, то это явно «схема» ухода от налогообложения.

При этом зачастую управляющий существует только «на бумаге», то есть фактически меняется лишь наименование лица, которое управляет компанией, а суть остается прежней.

Более того, налогоплательщики иногда даже не задумываются, что привлечение управляющего должно быть обусловлено реальной и разумной целью.

Иногда этот манёвр выглядит даже комично (например, если в организации один или два сотрудника, при этом ранее был единый учредитель/директор, а через некоторое время директор регистрируется в качестве ИП и с ним заключается договор о передаче полномочий по управлению обществом).

Выявить подобную схему не составляет особо труда для проверяющих.

Обычно налоговый орган в рамках проверок переквалифицирует взаимоотношения компании с управляющим в трудовые и обосновывает данные выводы следующим:

• ИП ранее являлся директором общества и/или учредителем, 
• ИП зарегистрирован незадолго до заключения с ним договора по передаче полномочий,
• вознаграждение ИП значительно превышает уровень заработной платы директора организации, и носит фиксированный характер,
• управляющий подчиняется правилам внутреннего трудового распорядка, 
• среди работников организации управляющий ассоциируется с директором организации (показания свидетелей),
• по факту ИП не ведёт самостоятельную предпринимательскую деятельность.

Причём вопрос доказывания реальности или нереальности отношений компании с управляющим обычно не стоит. Про наличие права выбора способа управления проверяющие и вовсе забывают.

В результате, как только налоговый орган при проведении мероприятий налогового контроля видит во главе компании управляющего, то считает, что данная форма управления подменяет трудовые отношения с физическим лицом и, соответственно, появляется желание доначислить налоги/взносы.

До мая 2018 года налоговые споры по данной категории дел встречались не так часто, и судебная практика была разная. Поэтому можно было встретить рекомендации, когда без анализа необходимости привлечения услуг управляющего и их реальности, предлагали всем налогоплательщикам выбирать подобный способ управления компанией.

Данный путь, конечно, являлся опасным.

Определение ВС РФ от 25 мая 2018г. N 303-КГ18-1430 (дело № N А73-3767/2017) дало толчок для появления по всей стране большего количества споров по данной категории и, соответственно, решений о доначислении налогов/взносов по данному основанию.

Перейдём к конкретным примерам нашего региона

Налогоплательщик с середины 2015 года передал полномочия управления компанией ИП-управляющему (до этого времени данные функции выполнял директор).

Инспекция по итогам камеральной проверки одного из налоговых периодов обнаружила этот факт и переквалифицировала отношения с управляющим в фактические трудовые отношения. Размер недоимки составил чуть более 150 000 руб.

Сумма по нынешним меркам незначительная. Но ситуация осложнялась тем, что проигрыш по этому небольшому эпизоду мог обернуться претензиями и по другим периодам на многомиллионные суммы.

Как защищаться в данной ситуации?

Данное дело является ярким показателем увеличения внимания проверяющих к названной проблеме в нашем регионе.

Конечно, при выборе способа управления организацией необходимо помнить, что основной целью привлечения управляющего ни в коем случае не может быть налоговая экономия (Постановление Пленума ВАС РФ №53).

Обстоятельствами, которые могут обосновывать фактические отношения по передаче функций единоличного исполнительного органа управляющему, могут быть:

• Взаимоотношения организации с управляющим-ИП имеют определённую деловую цель: расширение сферы деятельности и/или территории сбыта; увеличение прибыли организации и иных финансовых показателей; расширение клиентской базы; увеличение численности сотрудников; оптимизация структуры организации, иные. 
• Управляющий-ИП ранее не являлся директором (сотрудником) организации.
• Управляющий-ИП зарегистрирован как руководитель компании, а отношения с ним оформлены соответствующим договором. 
• Финансовые показатели организации до того, как был привлечён Управляющий-ИП были отрицательными.
• Управляющий именуется «управляющим» и в качестве такового обозначен в заключаемых от имени общества договорах с контрагентами, финансовой и служебной документации, в деловой переписке, а также во взаимоотношениях с сотрудниками компании.
• Вознаграждение управляющего привязано к результатам деятельности и конкретным показателям, которые отражены в договоре между ним и организацией.
• Оплата управляющему за оказанные услуги производится на расчётный счёт ИП с назначением платежа «Оплата вознаграждения по договору…»; все налоги с полученного вознаграждения уплачиваются ИП самостоятельно.
• Управляющий не подчиняется трудовому распорядку сотрудников организации.
• Управляющий-ИП является самостоятельным субъектом финансово-хозяйственных отношений, ведёт самостоятельную, осуществляемую на свой риск деятельность, помимо деятельности от оказания услуг по управлению юридическими лицами, получает прибыть от ведения иной деятельности; самостоятельно ведёт налоговый учет и уплачивает налоги от такой деятельности.
• Управляющий-ИП имеет свой офис, отличный от адреса организации.

Именно эти обстоятельства удалось доказать налоговым консультантам в рассматриваемом примере.

В результате анализа возражений налогоплательщика и проведённых дополнительных мероприятий налогового контроля было вынесено решение об отказе в привлечении к ответственности.

Этот пример в очередной раз показывает, что к налоговой оптимизации нужно подходить крайне осторожно и продуманно. Манёвры, которые на первый взгляд кажутся абсолютно законными, могут быть расценены как дробление бизнеса, которое направлено на получение необоснованной налоговой выгоды.


Источник: Авант-Партнер

Средняя оценка: 5  Всего проголосовавших: 1