Медиа

Бизнес – Право

За последние два года количество юридических фирм и адвокатских кабинетов в Кемеровской области увеличилось на несколько десятков. На фоне экономической картины, складывающейся в целом, такая тенденция вполне объяснима — у юристов, сопровождающих бизнес и работающих в интересах физических лиц, работа только прибавляется.


Рынок в росте


Согласно разделу «юридическое обслуживание» справочника Дубль ГИС, по состоянию на 1 июня в Кемерове числится 281 юридическая компания, включая адвокатские кабинеты. В Новокузнецке — 343 организации. Для сравнения, в сентябре 2013 года таких организаций в Кемерове было 255, а в Новокузнецке — 318 (подробнее в материале «Деньги, адвокаты, проблемы», «Авант-ПАРТНЕР» № 16 от 03.09.2013). На рынке юридических услуг происходит явное увеличение количества участников рынка.


По мнению управляющего партнёра Центра правовой поддержки (ЦПП) «ЮрИнвест» Антона Крючкова, большое значение в этом вопросе имеет то, в каком сегменте работают компании:

Если компания (юрист) работает в сегменте регистрации юридических лиц, в так называемой категории «ноги» (основная работа заключается в выполнении технических заданий, хождении по кабинетам и прочем), то здесь конкуренция очень высокая, и снижение цены даже на одну тысячу рублей может существенно сказаться на привлечении клиентов. Если в категории «мозги», то в данном случае цена вопроса не играет никакой роли. Здесь конкуренция в другом — в уровне компетенции сотрудников.

Отличительной особенностью рынка юридических услуг является тот факт, что потенциальный клиент не «ведётся» на прямую рекламу, а больше доверяет рекомендациям своих коллег и партнёров.


Юридический рынок в категории «мозги» очень медленный. В него нельзя ворваться, и сразу стать мощным конкурентом для всех, как это происходит, например, в ритейле. Вывесил плакат, и к тебе пошли клиенты — не получится. Нужен большой багаж за спиной: опыт, специализация, сформированное общественное мнение о твоей компании, другими словами, репутация. Поэтому конкуренция в данном сегменте невысокая, хотя она присутствует.

По мнению адвоката, управляющего партнера адвокатского бюро «Шаройко и Партнеры» Сергея Шаройко, и конкуренция на рынке небольшая, и ощущается нехватка квалифицированных специалистов. «Есть место для появления новых компаний, но репутацию заработать не просто», — говорит он.


«Считаю, что между юридическими компаниями существует конкуренция, но небольшая, — уверен адвокат, партнер „Адвокатского Бизнес Альянса“ Олег Журбук. — Компании на рынке предлагают услуги, во многом отличающиеся как по категориям дел, стоимости, так и по качеству самой услуги. Однако, из-за того, что количество компаний не ограничено и нет чётких критериев качества, услуги, порой оказываются непрофессионалами. Считаю, что при выборе юридической компании главными критериями выступают профессионализм и репутация. А в связи с отсутствием на рынке региона большого числа профессионалов с хорошей репутацией, соответственно и конкуренция между такими компаниями незначительна».


Стоит отметить, что рынок по-прежнему остаётся закрытым. Большинство участников предпочитают не раскрывать информацию о себе. По наблюдениям Антона Крючкова, сегодня есть тенденция к выходу в более цивилизованный формат. Но, из нескольких сотен юридических фирм, работающих по всей области, с трудом наберётся 10-20 компаний, которые готовы взаимодействовать друг с другом, выступать на профессиональных площадках, участвовать в рейтингах.


Каждому своё


В то время как одни компании концентрируются на определённой специализации (банкротство, сделки с недвижимостью, кадастровая оценка земли, бухгалтерские услуги и прочее), другие работают на более широком фронте.


Так, Юридический консалтинг центр «Абсолют-Право» специализируется на банкротстве, хотя ранее работал практически во всех направлениях, включая предоставление юридических услуг физическим лицам (подробнее в материале «Абсолютное право», в этом номере). По словам адвоката, руководителя Юридического консалтинг центра «Абсолют-Право» Надежды Родиной, более узкая специализация, в первую очередь, даёт компании (юристу, адвокату) экономический эффект. «Если я профессионал, я трачу на выполнение работы меньше времени и получаю больше денег», — отмечает она. Кроме того, направление, которое выбрали юристы «Абсолют-Право» (банкротство) тесно переплетается с разными видами права (от земельного права до уголовного), что позволяет им приобретать навыки в достаточно широком формате.


«Наша компания в своей деятельности специализируется на обслуживании корпоративных заказчиков, и готова решать возникающие у них трудности на любом этапе ведения бизнеса, в том числе на этапе завершения деятельности компании. Специализация во многом обусловлена спросом и взаимным комфортом в работе», — говорит Олег Журбук.


По мнению председателя коллегии адвокатов «Юрпроект» Дмитрия Малинина, специализация юридических компаний, в первую очередь, зависит от региона, в котором они работают. Так, в Москве, Санкт-Петербурге и Екатеринбурге больше возможностей для работы юристам по проектам в сфере интеллектуальной собственности и государственно-частного партнёрства. В Кузбассе актуальны практики, общие для всех регионов России. Это сопровождение проектов в области земельного права, недвижимости и строительства, банкротство и взыскание долгов, антимонопольное направление. «Специфичными именно в большей степени для наших региональных компаний являются практики по оспариванию кадастровой стоимости, платежей за землю и недвижимость, а также споры по качеству угольной продукции», — говорит он.


По мнению Антона Крючкова:

В рамках нашего региона более узкая специализация не всегда себя оправдывает. Да, есть вероятность более высоких гонораров, меньшей конкуренции. Но, те же процедуры банкротства ведутся на стыке разных отраслей права. Специализируясь только на банкротстве, можно недополучить опыт в смежных отраслях. Однажды это сыграет плохую роль. У нас была ситуация, когда опыт, наработанный в сфере налогового права безотносительно к банкротству, позволил нам эффективно сработать по возврату из бюджета переплаты по налогам для банкротящегося предприятия. Если бы мы работали до этого только на банкротстве, могли упустить какой-то удачный момент. Более того, при работе в одном направлении высок риск того, что судебная практика может поменяться в зависимости от политики властей. Например, ещё пять лет назад судебная практика по налогам складывалась в пользу налогоплательщика, а сейчас, в кризисной ситуации, при абсолютно тех же обстоятельствах суды выносят решения в пользу государства. При таком раскладе оставаться на одном направлении очень рискованно с точки зрения бизнеса. То же самое может произойти и с банкротством. Поэтому налоги, банкротство необходимо дифференцировать с другими пакетами услуг, тем более что они дополняют друг друга.

«Специализация должна быть, — уверен Сергей Шаройко. — Нельзя заниматься всем и быть специалистом во всем. В клинике не один врач — хирург, а есть разные врачи и разные отделения. Также и у нас. Есть специалисты по земельному праву, по корпоративному праву, по банкротству и так далее. Это не значит, что один человек осуществляет все виды деятельности. Профессиональная компетенция специалиста уже сферы деятельности нашего бюро».


Трудное время


За последние годы рынок юридических услуг претерпел изменения не только в плане количество/качество, но и с точки зрения особенностей работы на нём.


Антон Крючков, управляющий партнер компании «ЮрИнвест»:

В целом необходимо разделять две глобальные категории: сопровождение коммерческих вопросов бизнеса и частных лиц. Часто они пересекаются, но между ними есть и различия. Например, в работе с бизнесом традиционно выделяют созидательное направление, связанное с открытием нового, развитием, сопровождением сделок, проектов. А есть направление, связанное с конфликтными ситуациями. Это решение споров, разногласий, банкротство предприятий, взыскание долгов и прочее. В периоды экономических кризисов баланс этих двух направлений меняется в сторону конфликтных ситуаций. Таких заказов становится больше. Долги у компаний растут, а сопровождение инвестиционных проектов падает. Подобное явление наблюдается и сейчас. Причём на откуп юристам предприятия передают все больше конфликтных вопросов, на которые раньше закрывались глаза. Теперь у них каждая копейка на счету.

Также эксперты «Аванта» обращают внимание на активизацию такого направления, как банкротство. Активизируется налоговая практика, так как сбор налогов сейчас является приоритетным для государства.


«В последнее время увеличилось количество дел по взысканию просроченной задолженности. Проблемы появились у ритейла, и они тянут за собой комплекс проблем в других отраслях, — отмечает Сергей Шаройко. — Появились судебные споры между участниками финансовых рынков, чего не было раньше. Центробанк активно отзывает лицензии у банков и страховых компаний. Все эти процессы связаны с сегодняшней экономической реальностью. Мы, в свою очередь, должны реагировать на то, что происходит с нашими постоянными клиентами, находиться с ними в беспрерывном контакте, чтобы своевременно решать возникающие проблемы, совместно искать выход из сложившейся ситуации».


По словам Надежды Родиной, в связи с кризисом, предприятия, в том числе крупные, все чаще стараются придержать денежные средства до тех пор, пока кредитор не отсудит их. Как только появляется соответствующее решение суда, деньги оплачивают. «Такое поведение объясняется очень просто. С момента формирования задолженности до принятия решения судом о её взыскании в среднем проходит около года, и то, в лучшем случае, — говорит она. — А это хорошая отсрочка. Как следствие, количество обращений по финансовым спорам увеличивается. Суммы исков при этом уменьшаются. Если раньше наш потенциальный клиент рассчитывал, что контрагент задержит оплату небольшого долга на несколько месяцев, то судиться смысла не было, так как через суд будет дольше и дороже. Но сейчас у бизнеса возникает понимание, что без принудительного взыскания деньги можно не получить вовсе, а на счету у предприятий каждая копейка».


По словам Антона Крючкова, даже в эпоху кризиса количество юридических процедур напрямую зависит от их категории. Например, на техническую категорию («ноги») кризис повлиял в значительной степени — сократилось количество открываемых предприятий. В интеллектуальной категории («мозги»), где юристы и так имеют дело с ограниченным количеством дел, больших перепадов не наблюдается.


Эксперты отмечают, что при наблюдаемом увеличении количества юридических процедур платежеспособность клиентов снижается. «С учётом того, что мы работаем, в основном, на своей постоянной, стабильной клиентской базе, мы обратили внимание, что даже те наши клиенты, у которых не возникало ранее проблем с расчётами стали задерживать оплату услуг на один-два месяца. Относимся к этому с пониманием», — говорит Надежда Родина.


Как утверждает Олег Журбук, события в экономике всегда сказываются на деятельности юристов, так как они занимаются обслуживанием экономических интересов. «В недавний период напряжённости, роста иностранных валют, все замерли в ожидании, что придёт понимание дальнейших тенденций, — рассказывает он. — Прошло время. Уровень напряжённости стал привычным, работа продолжается. Платежеспособность клиентов фактор переменчивый, к сожалению, она не столько зависит от экономической ситуации, сколько от личных качеств контрагента».


Сфера перемен


Кризис кризисом, а юриспруденция — сама по себе такая сфера деятельности, которая никогда не стоит на месте. Она постоянно в развитии. Ещё вчера юристы работали, ориентируясь на одни нормативные акты, а уже завтра им предстоит решать дела совсем в другом формате. Не будем подробно останавливаться на всех законотворческих решениях последнего времени, которые должны повлиять (уже повлияли) на работу юридических компаний, сопровождающих бизнес, но некоторые из них, в том числе потенциальные, упомянуть стоит.


Напомним, что в прошлом году Президент Российской Федерации ликвидировал Высший арбитражный суд (ВАС), объединив его с Верховным судом (ВС). Юристы на практике уже испытывают неудобства, которые прогнозировались в связи с принятием такого решения ранее.


«С ликвидацией ВАС уходит понятие единообразия практики, стало меньше определённости и больше вероятности вынесения неожиданных, с точки зрения логики и интересов предпринимателей, судебных решений в пользу бюджета, — говорит Дмитрий Малинин. — На региональном уровне мы столкнулись с ещё одной проблемой федерального правового регулирования — передачей дел об оспаривании кадастровой стоимости от арбитражных судов судам общей юрисдикции. В нашем случае это Кемеровский областной суд. Проблемы обнаружились в первые три месяца 2015 года, когда судом было вынесено некоторое количество не вполне обоснованных решений. При этом ВС РФ зачастую встает на сторону „общих“ судов, проявляя корпоративную солидарность».


Антон Крючков, управляющий партнер компании «ЮрИнвест»:

ВАС активно формировал собственную позицию по тем или иным правовым вопросам. Сейчас ВС всё больше не решает вопросы единства судебной практики, а пытается исправлять какие-то частные ошибки. Во всяком случае, складывается такое ощущение. На мой взгляд, это не правильно. Необходимо создавать систему.

«Первоначально отмена ВАС породила больше вопросов, чем предполагалось, — утверждает Олег Журбук. — Приходилось более внимательно анализировать практику и изменения в порядках обжалования судебных актов. Почти год, как действует единый Верховный суд РФ. Однако основная проблема — разная практика в арбитражных судах и судах общей юрисдикции пока себя не исчерпала. То есть отмена ВАС на деятельность юристов повлияла, но незначительно».


Другим серьёзным вызовом для юристов стало принятие закона о банкротстве физических лиц, который обсуждается уже многие годы. Соответствующий закон вступает в силу с 1 октября этого года, однако, остается неясным множество моментов. Кое-что депутаты меняют в законе прямо на коленках. Например, совсем недавно было объявлено, что рассмотрение дел о банкротстве физических лиц передадут арбитражным судам, а не судам общей юрисдикции, как отмечалось ранее. Вопросы у экспертов вызывает сумма денег (10 тысяч рублей), которую разрешается потратить единовременно на вознаграждение арбитражного управляющего.


«Если сравнивать с банкротством юридических лиц на стадии наблюдения и конкурсного производства, арбитражный управляющий получает 30 тысяч рублей ежемесячно, — говорит Надежда Родина. — Учитывая ещё и штрафы, которые налагаются на арбитражных управляющих, например за пропущенный срок публикации штраф составляет 25 тысяч рублей, я не уверена, что арбитражные управляющие будут с охотой браться за банкротство физических лиц. Мы будем заниматься этим направлением хотя бы потому, что нам это интересно с профессиональной точки зрения».


На повестке дня уже несколько лет стоит вопрос о введении адвокатской монополии на участие в судах. Такая инициатива встречает неоднозначное отношение участников рынка. Его сторонники практически в один голос заявляют, что значительно повысится качество оказываемых услуг.


Антон Крючков, управляющий партнер компании «ЮрИнвест»:

Я сомневаюсь, что монополия адвокатов станет решением проблемы некачественного судебного представительства. Я вообще такой проблемы не очень вижу. Кроме того, уже есть подвижки в этом вопросе, но немного другого характера. В сентябре 2015 года вступает в силу новый кодекс административного судопроизводства. Он предполагает специальное регулирование для отдельных категорий дел, в том числе по оспариванию нормативных актов. Согласно этому кодексу, интересы сторон в суде может представлять только лицо с высшим юридическим образованием. На мой взгляд, этого было бы более чем достаточно на первые годы. Введение адвокатской монополии тряхнёт рынок очень сильно. Что-либо другое такого эффекта не окажет. С рынка уйдет много участников, вырастут цены, что повлечёт необходимость более строгого контроля за адвокатами. Очень много подводных камней. Все возможные последствия пока очень непонятны.

По мнению Олега Журбука введение монополии позволит в масштабах всей правовой системы повысить качество оказываемых услуг, их ценность. При этом, скорее всего, приведёт и к росту требований к самим адвокатам, что тоже хорошо.


«Сейчас у юристов нет острой необходимости работать в статусе адвоката, — говорит Надежда Родина. — Если закон примут, они будут вынуждены вступать в адвокатскую палату, сдавать экзамены. В этой ситуации сократится конкуренция, будет обеспечена единая ценовая категория, так как адвокатская палата рекомендует минимальные расценки. Демпинга больше не будет. А пока адвокаты не могут нормально конкурировать с фирмами и частными представителями, которые ведут необоснованно низкую ценовую политику».


«Я за адвокатскую монополию, потому что знаю, как устроено адвокатское сообщество, — утверждает Сергей Шаройко. — Лично участвовал в работе выборных органов адвокатской палаты. Как и в любом другом сообществе, у адвокатов есть свои проблемы, но этот механизм работает эффективно. Сейчас в Кемеровской области более 800 адвокатов. Статус адвоката гарантирует, что этот человек имеет высшее юридическое образование, прошёл стажировку, сдал квалификационный экзамен и принес присягу. Кроме того, его могут привлечь к дисциплинарной ответственности вплоть до лишения статуса. Что происходит на рынке юридических услуг сейчас? Здесь много обществ с ограниченной ответственностью. Специалисты некоторых из них оказывают услуги, не имея юридического образования вообще. Ответственности за свои действия они не несут. «Монополизация» может решить эту проблему. Думаю, что у оппонентов «адвокатской монополии» нет других вариантов. Инициатива уже готовится на законодательном уровне в рамках госпрограммы «Юстиция 2020».


Сезон возможностей


Как бы там ни было, работы у юристов и адвокатов в ближайшие годы только прибавится. Сложная экономическая ситуация, с одной стороны, расширит поле деятельности для юридических компаний, с другой, сократит (уже сокращает) платёжеспособность клиентов, что накладывает на рынок свой негативный отпечаток.


«Рынок юридических услуг в меньшей степени подвержен влиянию экономического кризиса, в сравнении с другими рынками, — говорит Надежда Родина. — В этот период становятся более востребованными такие сегменты услуг, как банкротство и взыскание задолженности, так что дальнейшая динамика для нас, с моей точки зрения, будет положительной».


По мнению Дмитрия Малинина в такое время главное, не сидеть, сложа руки. «Например, мы сейчас больше вкладываем в развитие своего дела: регулярно публично отчитываемся о нашем опыте и достижениях — пишем экспертные статьи, участвуем в различных мероприятиях для предпринимателей (семинарах, круглых столах и прочее), принимаем участие в работе их объединений (Кузбасская торгово-промышленная палата, Ассоциация молодых предпринимателей России, клуб „Ротари“). С учётом ситуации в экономике начинаем продвигать в качестве отдельного проекта услуги по взысканию долгов, в том числе через процедуры банкротства, — мы всегда этим занимались, самое время донести эту информацию до целевой аудитории, что готовы и дальше двигаться в этом направлении. Самое главное, мы укомплектованы квалифицированными и замотивированными на результат кадрами, обучаем их и контролируем качество работы, создавая и соблюдая собственные стандарты работы по направлениям».


По словам Сергея Шаройко, с прошлого года многие представители юридического бизнеса стали использовать по отношению к наступившему времени термин «зима», но сам он так не считает. «Да, сейчас точно не весна, но и зимой для нашего рынка этот период назвать сложно, — говорит он. — Мы зависим от платежеспособности и платежеготовности клиентов. Вместе с тем, я убеждён, что экономический кризис для юристов — это время возможностей. Во время перемен в экономике возникают новые потребности у наших клиентов. Кто первым сможет эти потребности удовлетворить, тот и выйдет из кризиса с плюсом».


Источник: Авант Партнер


Средняя оценка: 0   Всего проголосовавших: 0