Публикации

Интервью управляющего партнёра «ЮрИнвест» Антона Крючкова ведущему деловому изданию Кемеровской области «Авант-Партнер»



Антон Крючков — прежде всего — юрист. Это профессиональное самоопределение прослеживается на всём протяжении разговора с ним. Но, кроме того, более 6 лет назад он создал и возглавил компанию — Центр правовой поддержки «ЮрИнвест». Как совмещаются юридическая практика и предпринимательство? В чём особенности ведения юридического бизнеса? И, что значит — успешный бизнес, — об этом наш разговор.


— Антон, ты ощущаешь себя предпринимателем?

— Конечно!


— И что для тебя — быть предпринимателем?

— В подходе к жизни, к работе. Ведь предпринимательство — это такой «перевод» проблем в новые возможности. Когда каждое новое препятствие ощущаешь, как новую возможность, в том числе и для развития компании. Не хватает людей, компетенций? Значит — нужно найти новых людей, освоить новые направления, научиться чему-то, что до этого никогда не умел делать.


— Разве карьера корпоративного или просто хорошего юриста, работающего в юридической компании, не предполагает подобное?

— Я начал заниматься юридической практикой с 4-го курса и к моменту, когда решил уйти в «свободное плавание» поработал в четырёх фирмах, в том числе, заместителем директора по правовым вопросам в такой крупной компании, как «Подорожник». И я понял для себя, чтобы расти по карьерной лестнице как корпоративный юрист, нужен принципиально другой тип мышления. Меня этот путь не привлекал.


— И ты начал строить собственную компанию?

— Ну, сначала это трудно было назвать «компанией». Бизнес развивался плавно. На первом этапе — больше самостоятельной работы, а уже с расширением задач — добирались новые сотрудники, далее, на определённом этапе встали вопросы разделения функционала, делегирования полномочий, соорганизации и контроля... Всё происходило без резких скачков. При этом, нельзя сказать, что это развитие было таким безоблачным. Без сложностей не обошлось. Но я отношусь ко всему, как к опыту. Попробовали — не пошло, не страшно — пошли дальше.


— А есть ли какие-то специфические моменты характерные только для юридического бизнеса?

— Главное отличие, как мне кажется, которое не свойственно другим отраслям, это то, что юрбизнес может организовывать только человек, который занимался и занимается юриспруденцией. Ведь что составляет основу нашего бизнеса? Уверенность клиентов в решении проблем. Такая уверенность может быть основана только на успешном опыте и доверии. Поэтому, главным лицом компании, её локомотивом должен быть сам юрист, чтобы и клиенты чувствовали квалификацию, и сами сотрудники, которые приходят к тебе работать, воспринимали тебя как профессионала, к чьему мнению нужно прислушиваться. Вообще, я не слышал ни про один успешный опыт, когда юрбизнес был организован человеком другой профессии.

А всё остальное... Чтобы развиваться, как и в любом другом бизнесе есть ключевые направления, в которые нужно вкладывать силы и время. Это и отношения с клиентами, и с персоналом, и налаживание бизнес-процессов, — все обычные требования бизнеса присутствуют.


Антон Крючков: «Успех в жизни и в бизнесе для меня не делим».


— Юрбизнес относится к сфере интеллектуальных услуг, где главный капитал — это кадры...

— Естественно, наличие хорошей, профессиональной команды — необходимое условие успешной и эффективной работы. Почти, как и в любом бизнесе, с той только разницей, что все сотрудники — юристы с профильным образованием.


— Последнее время стало общим местом ругать наше высшее образование, особенно достается именно юридическому.

— Я сам закончил юридический факультет Кемеровского университета, в нашей компании постоянно стажируются студенты из КемГУ, и потому я с уверенностью могу сказать, что наш университет даёт достаточные знания для начала юридической практики, другое дело, что практику эту лучше начинать на 3-4 курсе. Большая часть юристов-выпускников не обладают никакими навыками. Но хочу заметить, что и работа в профессиональной сфере тоже не всегда даёт тот качественный скачок, который необходим, чтобы стать, действительно, профессионалом.


— Почему так получается?

— Сложно сказать. Может сами не ставят задачи развиваться, может, наставников нет. Ведь нужно вкладывать в молодых. Но эти вложения не могут быть односторонними. Тот, кто хочет, тот добивается. А хороших юристов всегда не хватает. Количество здесь не переходит в качество.


— А есть какие-то критерии, которым должны соответствовать студенты и выпускники, которых ты берёшь на стажировку?

— Основной критерий для студента-юриста без опыта — это хорошая учёба. Мы смотрим на успеваемость в вузе потому, что диплом с отличными оценками гарантирует некий подход к работе — ответственность, работоспособность, исполнительность, т.е. качества достаточно важные. С большой вероятностью на этого человека можно положиться, доверить какой-то вопрос. Опять же этот человек наверняка больше знает, чем тот, кто учился на тройки. Ведь, как я уже говорил, если ты действительно учишься, то можешь получить достаточно хорошие знания.


— Скажи, а почему сразу не привлекать к работе уже опытных юристов?

— Мне гораздо ближе ситуация, при которой юрист становится настоящим специалистом именно в нашем коллективе, вырастая из помощника или стажёра. Дело в том, что беря опытного юриста, далеко не всегда ты получишь что-то лучшее, и дело даже не в цене вопроса. Больше всего дело в обучаемости. Мы отдаём предпочтения молодым кадрам, так как они гораздо легче воспринимают профессиональные стандарты качества нашей профессии, требования к работе с клиентами и их поручениями, к постоянному развитию, и что немаловажно — легче вписываются в нашу корпоративную культуру.


— Не могу не спросить вот о чём. Существует достаточно устойчивый миф, периодически, подкрепляемый различными примерами, что хороший юрист, не тот, кто решает вопрос в правовом поле, а тот, кто сможет «решить его и другими методами». Как ты лично к этому относишься?

— Резко отрицательно. Чем больше вопросов будет «решаться», тем больше вопросов можно будет решать только таким способом. При этом я нормально отношусь к тому, что юрист идёт и договаривается в пределах своих коммуникативных навыков в правовом поле, правовыми методами. Неправовые методы я не приемлю в принципе. Кроме того, это девальвирует профессию юриста. Он уже не юрист, а не понятно кто. Ценность нашей профессии в другом. Профессиональное удовлетворение от таких методов не получишь.


— Порог входа на рынок юридических услуг очень низкий. Собственные фирмы сегодня открывают даже студенты. Ощущаете ли вы конкуренцию? И что с твоей точки зрения способствует удачному старту в этом бизнесе?

— Я бы хотел ощущать конкуренцию квалифицированных опытных юридических компаний. Отмечу, что высокая конкуренция присутствует в услугах низкой ценностной категории. Та категория вопросов, на которой специализируемся мы, совершенно иная. Сопровождение сложного бизнес-конфликта или налогового спора вряд ли будет под силу таким «студенческим» компаниям. Там, где услуги более специфичны, сложны, более интеллектуальны, конкуренция намного ниже.

Если же говорить про удачный старт, то залогом успешного развития служит специализация. Нельзя развивать всё подряд, этакий супермаркет, ты не сможешь быть экспертом везде. Лучше сразу брать более глубокие темы, которые интересны самим, которые востребованы клиентами, в них и развиваться.


— Есть какие-то достижения, которыми ты, действительно, гордишься?

— Я бы не стал отмечать отдельные события. За эти годы мы построили компанию, у которой есть имя в местной бизнес-среде, известность в профессиональном сообществе, наработан опыт, сложившиеся отношения с клиентами, с некоторыми работаем с самого начала нашей деятельности. Всё это, действительно, повод для некоторой гордости.


— А чего бы хотелось достичь ещё, ну, хотя бы в пределах, пяти лет?

— Задача на ближайшие пять лет — ещё большее углубление нашей специализации. Правовое сопровождение и защита бизнеса очень многогранны. Кроме бизнес-конфликтов, споров, государственных заказов, сделок и проектов существует множество других направлений. Через пять лет я бы хотел построить компанию, которая глубоко разбирается во всех этих аспектах и помогает бизнесу решать все эти вопросы.


— А что для тебя значит успех — в бизнесе, в жизни?

— Для меня успешный бизнес — это эффективный, сплочённый коллектив профессионалов, который занимается любимым делом. Это клиенты, которые обращаются к нам вновь и рекомендуют нас своим друзьям. Это интересные проекты, новые направления и постоянное развитие. Это достойные гонорары за профессиональную работу. Если же говорить про успех в жизни, то для меня он неразрывно связан с успехом в бизнесе, так как «ЮрИнвест» — это наш семейный проект. Мы работаем вместе с супругой, и компания является практически членом нашей семьи. Учитывая то, что мы строим и развиваем свой собственный бизнес, то успех в жизни и в бизнесе для меня не делим.


Интервью подготовлено Галиной Красильниковой для делового издания«Авант-Партнёр»


← Назад к списку публикацийСредняя оценка: 0   Всего проголосовавших: 0