Публикации

Indemnity и необоснованная налоговая выгода

Новый механизм защиты от недобросовестных контрагентов

При заключении любых коммерческих сделок каждая из сторон такой сделки заинтересована в минимизации всяких рисков.


Одним из таких рисков, в частности, является несение организацией убытков, связанных с налоговыми доначислениями, когда такие доначисления вызваны недобросовестным, по мнению налогового органа, поведением контрагента налогоплательщика.


Элементарный прецедент — отказ налогового органа по итогам проведения налоговой проверки в принятии суммы НДС к вычету по причине наличия совокупности обстоятельств, свидетельствующих о нереальности хозяйственных отношений.


Так, на практике нередко возникают ситуации, при которых налоговый орган устанавливает в ходе проверки наличие у контрагента налогоплательщика таких признаков, как отсутствие зарегистрированного права собственности на необходимое (по мнению налоговиков) имущество, отсутствие необходимого штата работников, отсутствие организации по юридическом адресу, несдача отчетности и прочие обстоятельства, которые не могут однозначно свидетельствовать о том, что деятельность налогоплательщика связана с участием в схеме по уходу от уплаты налогов.


Ведь имущество можно арендовать, а работники могут быть привлечены не только в порядке заключения трудовых договоров. Да и почему налогоплательщик обязан знать, сколько работников в штате у его контрагента из другого региона?


Очень часто налоговый орган в ходе проверки заходит дальше и проверяет контрагентов второго звена — например, организаций, которые поставляли контрагенту налогоплательщика товар, в дальнейшем реализованный этим контрагентом самому налогоплательщику.


На этом этапе налоговым органом могут быть установлены еще более подозрительные вещи — так, директор контрагента второго звена может дать пояснения о том, что он однажды терял паспорт, директором какой-либо организации не является и вообще ничего знать не знает ни о какой поставке между коммерческими организациями, директором одной из которых он, оказывается, является.


Естественно, работникам налоговой службы достаточно небольшой совокупности подобных обстоятельств для того, чтобы сделать вывод о нереальности хозяйственных операций и вынести решение о доначислении налогоплательщику суммы налога и возложении обязанностей по уплате пени и штрафа за неполную уплату налоговых сборов.


Возникает весьма специфическая ситуация, при которой налогоплательщик обязан нести дополнительные расходы на исполнение своих налоговых обязательств, в возникновении которых трудно винить налогоплательщика или его контрагента.


Конечно, во многих случаях избежать несправедливости помогут юристы, проведя работу по обжалованию решения налогового органа, на основании которого у налогоплательщика возникла обязанность доплатить налог со всеми вытекающими последствиями.


Но что, если по каким-то причинам решение оспорить не удалось и все, что налоговый орган начислил, пришлось заплатить?


Первый способ восстановления справедливости, который может прийти на ум, — это предъявление к контрагенту требования о возмещении убытков, которые составили суммы доначислений по налогам, а также суммы пени и штрафа.


Как известно, при взыскании убытков в порядке ст. 15 Гражданского кодекса (ГК РФ) подлежит доказыванию наличие совокупности следующих обстоятельств:

  • наличие убытков и их размер;
  • противоправное поведение лица, повлекшее причинение вреда;
  • наличие причинно-следственной связи между противоправным поведением и возникшими убытками.

При отсутствии совокупности данных обстоятельств требование о взыскании убытков не подлежит удовлетворению. При этом, доказать на практике противоправный характер поведения контрагента, который надлежащим образом исполнил свои обязательства по договору, сложно до невозможности.


Взыскание с контрагентов убытков, возникших в связи с доначислениями со стороны налоговых органов, неэффективно.


С 01 июня 2015 года вступили в силу многие значительные изменения ГК РФ, среди которых можно выделить ст. 406.1 ГК РФ, прообразом которой послужил институт Indemnity, пришедший из английского права.


Положения данной нормы предполагают возможность сторон сделки предусмотреть соглашение о том, что одна из сторон обязуется возместить другой стороне имущественные потери, возникшие при наступлении определенного обстоятельства и не связанные с нарушением стороной своих обязательств.


Правовая природа данной нормы отлична от положений о возмещении убытков. Принципиальное отличие заключается в отсутствии необходимости доказывать наличие таких обстоятельств, как противоправное поведение контрагента или причинно-следственная связь между противоправным поведением и наступившими имущественными потерями.


Важно наличие самого соглашения, заключенного в порядке ст. 406.1 ГК РФ. Причем важно соблюсти требования к такому соглашению, согласно которым в соглашении необходимо отразить:

  • обстоятельство, при наступлении которого подлежат возмещению имущественные потери;
  • определенный размер данных имущественных потерь или порядок их определения.

При этом, согласно п. 4 ст. 406.1 ГК РФ, если потери возникли в связи с неправомерными действиями третьего лица, то к стороне, возместившей такие потери, переходит требование кредитора к этому третьему лицу о возмещении убытков. В отношении перешедшего права требования, в свою очередь, уже должны применяться положения ст. 15 ГК РФ, но это уже не заботы налогоплательщика.


Практики применения ст. 406.1 ГК РФ в отношении имущественных потерь, связанных с налоговыми доначислениями, на сегодняшний день нет.


Тем не менее, оценивая содержание данной нормы, можно говорить о том, что достигнутое сторонами сделки соглашение о возмещении имущественных потерь в порядке ст. 406.1 ГК РФ может позволить предупредить риски, связанные с имущественными потерями, возникшими в связи с налоговыми доначислениями, имеющими место в отсутствие противоправного поведения со стороны контрагентов.


Важно соблюсти все требования к такому соглашению и согласовать его в наиболее подробном виде, отражающем конкретное обстоятельство, которое привело к имущественным потерям со стороны кредитора, а также порядок определения данных имущественных потерь или их конкретный (фиксированный) размер.


Подводя итог изложенному, можно говорить о том, что наличие в договоре условия об обязанности контрагента компенсировать имущественные потери, возникшие в связи с налоговыми доначислениями по сделке с этим контрагентом, может стать последней возможностью компенсировать убытки, понесенные в связи с этими доначислениями.


Подобное соглашение способно защитить интересы налогоплательщика в ранее безвыходных ситуациях, когда оспорить решение налогового органа по какой-то причине не удалось, и налогоплательщик не мог взыскать убытки со своих контрагентов в порядке ст. 15 ГК РФ.


← Назад к списку публикацийСредняя оценка: 0   Всего проголосовавших: 0