Наши победы

Взыскание убытков: всё внимание к деталям!

Специалисты компании Юринвест доказали отсутствие причинно-следственной связи между действиями клиента (компании-исполнителя по договору оказания услуг), и поломкой двигателя заказчика. В результате суд отказал в удовлетворении требований истца о взыскании убытков.


В силу ст. 15 ГК РФ лицо, право которого нарушено, может требовать полного возмещения причинённых ему убытков.


Под убытками понимаются расходы, которые лицо, чьё право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрата или повреждение его имущества (реальный ущерб), а также неполученные доходы, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено (упущенная выгода).


Основанием для применения ответственности является обязательное наличие состава правонарушения, включающего:


  • противоправность поведения причинителя вреда и его вину,
  • размер причинённого ущерба,
  • причинно-следственную связь между действиями причинителя вреда и неблагоприятными последствиями, возникшими у лица, которому причинён убыток.

Отсутствие одного из названных условий влечёт отказ в возмещении убытков.


Именно вопрос доказывания причинно-следственной связи зачастую является ключевым в судебном споре.


Суть спора


Сервисная компания выполнила ремонт двигателя внутреннего сгорания (ДВС) колёсного погрузчика для клиента. При этом объём оказанных услуг был ограничен, то есть устранение не всех недостатков входило в предмет договора, заключенного между сторонами (инициатива заказчика).


Заказчик принял ремонт, подписал акт, а через 6 месяцев обратился в суд с иском о взыскании убытков с исполнителя.


Основанием для предъявления требований явилась поломка ДВС колёсного погрузчика вследствие попадания в первый цилиндр двигателя твёрдого предмета (самореза) после ремонта ДВС, произведённого сервисной компанией-исполнителем.


Заказчик утверждал, что саморез попал в цилиндр после запуска ДВС, произведённого сразу после ремонта. В подтверждение факта поломки двигателя вследствие попадания твёрдого предмета, а также размера ущерба заказчик представил экспертное заключение.


Вроде бы налицо противоправность поведения исполнителя – ремонт произведён некачественно; размер ущерба установлен.


И, конечно, заказчик решил, что причинно-следственная связь между данными событиями также установлена представленным экспертным заключением.


Но, изучив все документы по ремонту, претензию заказчика, ответ исполнителя на неё, а также исковое заявление со всеми приложениями, специалисты компании Юринвест убедились, что как раз причинно-следственной связи в данном случае не хватает.


Да, поломка ДВС действительно произошла в момент запуска от попадания самореза, но наличие данного предмета в двигателе никак не связано с действиями исполнителя – качественно проведённым ремонтом.


Суть спора


В данном случае ответчик обратил внимание суда на следующие обстоятельства:


  • работы по ремонту ДВС были произведены исполнителем в полном объёме, результат принят заказчиком (подтверждается актом выполненных работ, подписанным обеими сторонами);
  • на момент возврата ДВС заказчику из ремонта на двигателе не был установлен выхлопной коллектор, поскольку исполнителю не были переданы болты крепления; стороны согласовали, что установку данного элемента заказчик произведёт самостоятельно при монтаже двигателя (подтверждается актом передачи ДВС);
  • на двигателе на момент его возврата имелись иные дефекты, которые не устранялись исполнителем по согласованию с заказчиком (не входили в предмет договора с исполнителем);
  • заказчик самостоятельно выполнял работы в отношении двигателя после получения двигателя из ремонта, проведённого исполнителем, до его первого запуска (подтверждается актом о консервации двигателя погрузчика, представленного истцом вместе с исковым заявлением);
  • обязанность по подготовке ДВС к запуску лежала на заказчике; доказательств надлежащей подготовки двигателя перед запуском (устранение иных недостатков, установление выхлопного коллектора) заказчиком не предоставлено;
  • при первом совместном осмотре ДВС запуск двигателя не состоялся, поскольку представитель исполнителя установил, что заказчик не подготовил двигатель к запуску. Впоследствии при первом совместном запуске ДВС имелись признаки того, что двигатель после ремонта запускался без участия исполнителя;
  • представленное заключение эксперта не подтверждает наличие причинно-следственной связи между действиями исполнителя и поломкой, а лишь констатирует факт неисправности из-за попадания самореза;
  • представленное заключение эксперта не определяет размер ущерба.

В результате позиция сервисной компании заключалась в следующем: доводы истца о наличии причинно-следственной связи между действиями ответчика и поломкой двигателя основаны на предположениях эксперта, носящих вероятностный характер, и сделанных без учёта сведений о мероприятиях, проведённых или не проведённых истцом для введения двигателя в эксплуатацию после получения двигателя от ответчика.


Позиция суда:


Арбитражный суд Кемеровской области подробно изучил документы, представленные истцом и ответчиком; произвёл допрос свидетелей (сотрудников как заказчика, так и исполнителя); а также назначил по делу проведение технической экспертизы.


Эксперт дал ответы на вопросы, касающиеся:


  • подготовки ДВС к первому запуску (после принятия двигателя из ремонта, произведённого исполнителем),
  • возможности попадания постороннего предмета – самореза в цилиндр (на каком этапе и каким образом).

Согласно ответов эксперта:


  1. для подготовки ДВС к первому запуску необходимо было провести дополнительные работы, а именно, монтаж крепления форсунки шестого цилиндра, замена сломанной передней опоры двигателя, замена дефектной трубки подачи масла, замена сломанного маслоотделителя, монтаж выпускного коллектора и турбины, монтаж двигателя на погрузчик,
  2. в ходе проведения работ по подготовке ДВС к запуску возможность попадания постороннего предмета (самореза) отсутствует; при этом возможно умышленное помещение данного предмета в цилиндр в момент проведения работ по консервации либо сборке двигателя.

По итогу рассмотрения дела суд первой инстанции пришёл к выводу, что:


  • истоцом не представлены надлежащие и бесспорные доказательства, свидетельствующие о некачественном выполнении ответчиком работ;
  • истец не доказал, что приведённые недостатки не являются следствием неправомерных действий третьих лиц.

В результате в удовлетворении требований заказчика было отказано в полном объёме.


Суд апелляционной инстанции поддержал позицию суда первой инстанции.


Артём Устинов, старший юрист:


В реалиях российского судопроизводства взыскание убытков – это достаточно сложная категория дел как для истца, так и для ответчика.


И если с доказыванием противоправности поведения и размера ущерба вопросов возникает чуть меньше, то причинно-следственная связь – это очень тонкая материя.


В данном случае очень важно помнить, что бремя доказывания лежит на истце. То есть и наличие причинно-следственной связи необходимо доказать именно истцу.


Но в процессе разбирательства, конечно, обе стороны предоставляют свои доказательства. И ответчику вряд ли получится придерживаться позиции: «истец не доказал».


Более того, зачастую вектор доказывания смещается, и суд ждёт именно от ответчика активных действий в части предоставления доказательств отсутствия каждого условия взыскания убытков. Данное дело является примером именно такого случая.


Учитывая изложенное, если к вам предъявлен иск о взыскании убытков, то не стоит надеяться на не предоставление доказательств со стороны истца, а необходимо самостоятельно помогать суду прийти к выводу об отсутствии условий для взыскания с вас убытков».



← Назад к списку победСредняя оценка: 5  Всего проголосовавших: 3