Наши победы

Субсидия – это не доход: единство позиций налогоплательщика, арбитражного суда и Минфина РФ

Специалисты компании «ЮрИнвест» доказали, что субсидия не является доходом, а налогоплательщик не превысил лимиты для применения УСН. Решение ИФНС о начислении 16 миллионов рублей признано недействительным.


«Границы допустимого»


Упрощённая система налогообложения крайне востребована среди малого бизнеса. Удобный и простой учёт, низкая налоговая ставка – всё это выгодно отличает УСН от общей системы налогообложения.


Главное условие – не превышать ограничения, которые установлены налоговым кодексом (выручка, основные средства, персонал и т.д.). В случае нарушения хотя бы одного из ограничений налогоплательщик лишается права на этот специальный режим и становится должником по НДС и налогу на прибыль.


Долгие годы верхний порог дохода для «упрощёнки» составлял 60 миллионов рублей (сейчас 150).


Спор анжерской компании с налоговой инспекцией развернулся именно вокруг того, нарушен ли компанией этот лимит или нет.


«Опасная субсидия»


А причиной этого спора стала субсидия, которую получил налогоплательщик. По мнению налогового органа, эта сумма образует доход!


Стоит отметить, что начисление налога на саму субсидию, вероятнее всего, было бы некритичным. Ведь 6% с нескольких миллионов рублей – сумма не столь значительная. Но ситуация осложнилась тем, что доход налогоплательщика уже приблизился к лимиту для УСН! Если субсидия образует доход, то лимит для УСН нарушен! А значит, нужно начислить НДС и налог на прибыль (со всеми штрафами и пенями).


И вот уже претензии налогового органа превращаются в 16 миллионов рублей!


Справочно:


Налогоплательщик — субъект малого предпринимательства, в 2014 году применял режим налогообложения “упрощённая система налогообложения” с объектом «доходы».


В третьем и четвёртом кварталах 2014 г. (сентябрь-октябрь) налогоплательщик для осуществления своей уставной деятельности приобрёл оборудование (технику), оплата за которое была произведена организацией в полном объёме.


Далее, после фактического приобретения оборудования (техники), в декабре 2014 года, между налогоплательщиком и администрацией муниципального образования, в котором общество осуществляло свою деятельность, был заключён договор о предоставлении субсидии.


По условиям данного договора администрация взяла на себя обязательства перечислить на расчётный счёт общества субсидию в целях безвозмездной компенсации получателю субсидии понесённых расходов на приобретение оборудования (техники). При этом размер предоставленной субсидии был намного меньше размера понесённых налогоплательщиком расходов на приобретение техники.


Исходя из нормативных правовых актов муниципального образования, вышеуказанная субсидия выдавалась не авансом на предстоящие (будущие) расходы, а предоставлялась на погашение/возмещение (компенсацию) фактически произведённых затрат налогоплательщика до выдачи субсидии.


Для возникновения права на получение субсидии, общество должно было соответствовать определённым критериям, одним из которых являлось условие о несении расходов, связанных с приобретением оборудования (техники) ДО принятия органом муниципальной власти решения о выделении субсидии, кроме того, общество должно было принять участие в конкурсе.


Важно, что только после описанных процедур (соответствия описанным выше условиям) общество могло претендовать на получение субсидии.


«Правовые нюансы»


Объект налогообложения «доходы» предполагает, что практически любые средства, которые поступают к налогоплательщику, образуют этот самый доход.


Средства в рамках субсидии, на первый взгляд, также подпадают под категорию «доход».

Но не всё так просто. Согласно абзацу 6 пункта 1 статьи 346.17 НК РФ «средства финансовой поддержки в виде субсидий, полученные в соответствии с Федеральным законом «О развитии малого и среднего предпринимательства в Российской Федерации», отражаются в составе доходов пропорционально расходам, фактически осуществлённым за счёт этого источника, но не более двух налоговых периодов с даты получения. Если по окончании второго налогового периода сумма полученных средств финансовой поддержки, указанных в настоящем пункте, превысит сумму признанных расходов, фактически осуществлённых за счёт этого источника, разница между указанными суммами в полном объёме отражается в составе доходов этого налогового периода».


Именно по поводу толкования абз. 6 п. 1 ст. 346.17 НК РФ между налогоплательщиком и налоговым органом возник спор.


МИФНС решила, что субсидия, предоставленная ПОСЛЕ несения расходов на приобретение ТМЦ, не подпадает под действия данной нормы налогового законодательства. И в связи с этим посчитала ВСЮ сумму полученной в 4 квартале 2014 года субсидии в качестве дохода, не применив нормы абз. 6 п. 1 ст. 346.17 НК РФ.


В результате этого налогоплательщик, находящийся на УСН, превысил в 4 квартале 2014 года пределы лимита, установленного налоговым законодательством, что и явилось основанием для доначисления налогов по общей системе налогообложения (недоимка, пени, штрафы) в размере более 16 млн. рублей.


В свою очередь, налогоплательщик при учёте размера дохода по данной операции в 2014 году учитывал именно нормы абз. 6 п. 1 ст. 346.17 НК РФ, то есть не учёл полученную субсидию в качестве дохода.


Позиция арбитражного суда


Стоит заметить, что арбитражный суд Кемеровской области очень быстро разобрался, в чём заключается спор между сторонами и не согласился с налоговым органом, что абзац 6 пункта 1 статьи 346.17 НК РФ имеет какое-то противоречивое и/или для разных ситуаций разное толкование.


Кроме того, суд обратил внимание контролирующего органа на само понятие субсидии, которое закреплено в бюджетном кодексе РФ и “Положении о расходовании средств бюджета муниципального образования «Анжеро-Судженский городской округ» на оказание поддержки субъектам малого и среднего предпринимательства и организациям, образующим инфраструктуру поддержки субъектов малого и среднего предпринимательства”, указав, что субсидии предоставляются на возмещение фактически произведённых и документально подтверждённых затрат, произведённых субъектом малого или среднего предпринимательства (согласно пункту 1.15 Положения).


Также суд отклонил довод налогового органа о том, что нормы абзаца 5 подпункта 1 пункта 5 статьи 346.5 НК РФ и абзаца 6 пункта 1 статьи 346.17 НК РФ предполагают, что затраты должны быть понесены после получения субсидий, так как указание на это в данных нормах отсутствует.


Таким образом, в ходе судебного разбирательства налогоплательщику удалось отстоять свою позицию:


  • факт несения расходов на приобретение ТМЦ ДО момента предоставления субсидии не влияет на обязанность налогоплательщика учитывать её именно по правилам абз. 6 п. 1 ст. 346.17 НК РФ;
  • превышения лимитов у налогоплательщика не было.

«Обжалованию не подлежит»


Налоговый орган подал апелляционную жалобу на решение суда первой инстанции, но до рассмотрения жалобы направил в суд ходатайство об отказе от апелляционной жалобы. Суд апелляционной инстанции принял отказ, прекратил производство по апелляционной жалобе.


Стоит отметить, что подобная ситуация является экстраординарной. Обычная практика налогового органа – обжалование всех судебных актов до самого конца.


МИНФИН РФ на стороне налогоплательщика


Данный спор интересен ещё и тем, что специалистами компании «ЮрИнвест» дополнительно использован такой механизм защиты прав налогоплательщиков, как направление запроса в Минфин РФ, с целью получить комментарий контролирующего органа по вопросу толкования нормы ст. 346.17 НК РФ (не комментария по конкретной ситуации).


Конечно, помним, что комментарии/ответы Минфина РФ не являются нормативно-правовыми актами и не конкретизируют нормативные предписания, имеют информационно-разъяснительный характер.


Но в данном случае Минфин РФ солидарен с позицией как налогоплательщика, так и арбитражного суда Кемеровской области, а именно:



Наталья Болотова, партнёр компании:


Данный спор, конечно, является уникальным по многим причинам.

Во-первых, имеет место спор не «о фактах» (как это часто бывает в спорах по дроблению бизнеса либо по однодневкам), а «о праве». В последнее время доля подобных споров весьма небольшая.

Во-вторых, отказ налогового органа от апелляционной жалобы. Явление ещё более редкое.

В-третьих, на помощь налогоплательщику пришёл Минфин РФ! Ответ на наш запрос полностью подтвердил позицию и сыграл свою роль в споре.

Данное дело является хорошим примером для добросовестных налогоплательщиков, так как оно в очередной раз показывает, что:
  • во взаимоотношениях с налоговым органом необходимо занимать активную позицию, причём на любой стадии взаимодействия (и не только в период проверок);
  • необходимо использовать все доступные правовые методы для отстаивания своей позиции;
  • отстоять свои права и законные интересы в суде, в том числе по налоговым спорам — это реально.
← Назад к списку победСредняя оценка: 5  Всего проголосовавших: 3