Наши победы

Скрытый недостаток

Потребитель обратился к кемеровскому дилеру для проведения диагностики автомобиля и устранения недостатков в связи с нестабильной работой двигателя.


В ходе диагностики и ремонта автомобиля был выявлен дорогой в ремонте недостаток, что привело к судебному спору.


Последовательная диагностика.


Забегая вперёд, нельзя не отметить некоторые актуальные принципы поиска и устранения неисправностей автомобилей.


Осознавая всю трудоёмкость процессов технического обслуживания, поиска, диагностики и устранения неисправностей при работе с современными автомобилями, дистрибьюторы и изготовители автомобилей формируют и распространяют среди дилеров унифицированные внутренние инструкции, которым необходимо следовать работникам сервисных центров – механикам, диагностам, сервисным консультантам и т. д. – при выполнении своих функций.


В большинстве случаев поиск неисправностей автомобиля построен на приоритетах и алгоритмах, суть которых сводится к тому, что поиску скрытой проблемы будет предшествовать поиск и устранение более явных неисправностей, проявляющихся похожим или аналогичным образом в ненадлежащей работе автомобиля.


Если выявление и устранение наиболее очевидной неисправности не помогло, то технологический процесс предполагает проведение дальнейшей диагностики. Вплоть до разбора узлов автомобиля без возможности восстановления.


Что не так с двигателем?


Иногородний клиент передал автодилеру в г. Кемерово автомобиль для диагностики. Потребность в диагностике объяснялась жалобами клиента на нестабильную работу двигателя – «плавающие» обороты, потеря мощности, периодическая вибрация, посторонние звуки.


Со слов клиента, «двигатель работает как-то не так».


Передав автомобиль, клиент удалился, а работники сервисного центра приступили к диагностике.


Проблема, на первый взгляд, оказалась на поверхности – имелись пропуски в системе зажигания двигателя. В результате осмотра системы зажигания было установлено: закопчённая свеча зажигания и отклонения электрического сопротивления соответствующей катушки зажигания. Без нормализации процессов горения добиться нормальной работы двигателя не представлялось возможным. Требовалось заменить катушку зажигания.


Замена катушки зажигания на новую была согласована по телефону. Катушка была оплачена, заказана, заменена. Всё это время автомобиль находился в сервисном центре.


После замены катушки зажигания двигатель был заведён, но продолжал работать нестабильно.


Проверка иных подсистем в ходе дальнейшей диагностики показала, что имеется рассинхрон фаз газораспределения двигателя. Требовалась замена муфты распредвалов.


Вся информация была доведена до клиента по телефону, замена муфты была согласована таким же путём.


Муфта была заменена, но пропуски зажигания, «плавающие» обороты и посторонние звуки не ушли. Следующим этапом мог быть только разбор двигателя в диагностических целях – разбор шорт-блока, осмотр цилиндров, поршней, шатунов, вкладышей, поршневых перегородок, подшипников и т. д.


И вновь согласование дальнейших работ происходило по телефону. Клиент одобрил разбор двигателя в диагностических целях.


Дефектовка двигателя показала частичное разрушение поршня и подшипника скольжения второго цилиндра. Устранение такой поломки предполагает замену шорт-блока в сборе. Цена ремонта составляла около 150 тысяч рублей.


Клиент, который с момента передачи автомобиля на диагностику до проведения разбора двигателя не видел автомобиль, обвинил дилера в том, что повреждение двигателя связано с действиями работников сервисного центра.


В итоге клиент обратился в суд с исковыми требованиями о взыскании стоимости шорт-блока и работ по его замене, неустоек, штрафа за отказ в удовлетворении требований в добровольном порядке, требования о возмещении прочих убытков (в том числе многочисленных поездок на такси, обусловленных отсутствием личного автомобиля).


Общий размер требований составлял сумму около полутора миллионов рублей.


Судебный спор.


Дело рассматривалось судами двух инстанций на протяжении 9 месяцев. Рассмотрение спора было осложнено тем, что истец обратился с иском в иногородний суд.


В ходе рассмотрения дела были допрошены четыре свидетеля, исследовались аудиозаписи телефонных разговоров истца с работниками сервисного центра, была проведена судебная экспертиза автомобиля для определения причин поломки двигателя.


Заключение судебного эксперта подтвердило версию дилера: эксплуатация автомобиля осуществлялась на некачественном низкооктановом топливе, что привело к нарушению процессов горения в двигателе. Детонация топливо-воздушной смеси вызвала разрушение поршня и вкладыша цилиндра двигателя. Процесс разрушения двигателя происходил постепенно, что было видно по остаточным следам неконтролируемого горения в двигателе.


При таких обстоятельствах ответчику удалось доказать, что причинно-следственная связь между действиями работников сервисного центра и поломкой двигателя отсутствует.


Отклонив ходатайство истца о назначении повторной экспертизы, суд вынес решение в пользу ответчика, отказав в удовлетворении исковых требований.


Кемеровский областной суд оставил апелляционную жалобу истца без удовлетворения.


Артем Устинов, старший юрист:

Главным вопросом, ответить на который требовалось для правильного рассмотрения дела, являлся вопрос о том, имеется ли причинно-следственная связь между действиями работников ответчика при проведении диагностики и ремонта автомобиля и поломкой двигателя.

Хотя бремя доказывания обстоятельств, имеющих значение для данного дела, возлагалось на истца, с инициативой назначения судебной экспертизы выступил ответчик, что сыграло не последнюю роль в ходе судебного спора.

В результате своевременного реагирования на действия представителей истца удалось свести возможные риски к минимуму и, в итоге, добиться вынесения решения в пользу дилера.
← Назад к списку победСредняя оценка: 5  Всего проголосовавших: 2