Наши победы

Доказать наличие обоснованной налоговой выгоды в суде – это реально!

Спустя почти два года участия в судебных заседаниях Налогоплательщику удалось доказать наличие обоснованной налоговой выгоды по взаимоотношениям с контрагентом и добиться отказа в доначислении НДС и прибыли.


Что такое необоснованная налоговая выгода (ННВ) и как происходит доначисление налогов по данному основанию, известно всем.


Но рассматриваемое дело примечательно не столько наличием такого основания для начисления налогов, сколько подходом контролирующего органа к понятию «фирмы-однодневки» и методах доказывания наличия ННВ.


Суть спора


У налогоплательщика – собственника тепловозов и сервисного специалиста по их обслуживаю, ремонту и сборке была проведена выездная налоговая проверка. Как обычно, в период её проведения налоговый орган особо не задавал вопросов относительно наличия каких-либо несоответствий в учёте проверяемой организации.


В связи с чем, ознакомившись с актом проверки, налогоплательщик был крайне удивлён тем обстоятельством, что контрагент проверяемой организации – крупный поставщик запасных частей и расходных материалов для тепловозов был признан налоговым органом «фирмой-однодневкой», вычеты по НДС и расходы по налогу на прибыль контролирующим органом не приняты, налоговая выгода признана необоснованной.


При этом данный контрагент НЕ обладал «стандартными» признаками «фирмы-однодневки», которые обычно «выявляются» у организаций – контрагентов проверяемых налогоплательщиков:


  • массовый учредитель/руководитель;
  • нахождение по адресам массовой регистрации;
  • транзитный характер перечисления денег по расчётному счёту;
  • отказ руководителя от руководства организацией и подписания всех документов по её деятельности;
  • отсутствие реальных сделок, как с поставщиками/исполнителями, так и с покупателями/заказчиками;
  • не предоставление налоговой отчётности или предоставление с нулевыми показателями;
  • миграция контрагента в другой регион или дальнейшая реорганизация контрагента (путем присоединения) к «неправоспособной» организации.

Поставщик являлся и является реально действующей организацией, причём с 1999г. Налоговый орган по итогам проверки даже признал поставку части ТМЦ именно от этого контрагента, более того, контролирующий орган поставщика - Управление Федеральной налоговой службы по республике Алтай назвал данную организацию реально действующей, «не проблемной».


Но «выходить» из проверки без доначислений не принято, в связи с этим налоговому органу необходимо было «найти» основания для вывода о наличии ННВ и нереальности отношений.


Контролирующие органы, запросив у заказчиков налогоплательщика документы в подтверждение ремонта тепловозов, при котором и использовались запасные части, приобретённые у «спорного» поставщика, пришёл к выводу, что использование спорных ТМЦ не подтверждено документально, а значит, запасные части не приобретались, отношений по поставке не было, поставщик – «однодневка».


Необходимо обратить внимание, что:


Во-первых, для обоснования своих выводов налоговый орган взял только крупногабаритные запасные части (колёсные пары, тяговые электродвигатели, компрессоры, блоки дизеля и т.п.), а поставку остальных деталей и расходных материалов для тепловозов от ДАННОГО поставщика признал обоснованной и реальной;


Во-вторых, не учитывая специфику такой сложной сферы деятельности, как ремонт тепловозов (а она регулируется достаточно подробно специальными Правилами ремонта, утверждёнными еще в период СССР), контролирующий орган сделал вывод о неиспользовании приобретённых ТМЦ в ремонте исключительно на основании не отражения в предмете договора на оказание услуг по ремонту необходимости замены данной детали, а также на основании изучения технической документации (технический паспорт тепловоза и каждой детали), предоставленной заказчиками, в которой и не могли отражаться данные о замене той или детали;


В-третьих, налоговый орган, доначисляя налогоплательщику налог на прибыль, даже не разобрался, что расходы на приобретение большей части спорных ТМЦ не учитывались организацией при исчислении налоговой базы по налогу на прибыль, так как детали устанавливались на свой собственный тепловоз, то есть результат работ далее заказчику не передавался.


Позиция налогоплательщика


Сразу необходимо отметить, что в данном случае, как и по любому спору, связанному с ННВ, позиция налогоплательщика является менее выгодной, так как зачастую, видя в решении налогового органа такое основание доначисления, суд скептически относится к контрагенту налогоплательщика.


Заявителю необходимо очень постараться, чтобы доказать не просто обоснованность выгоды, но и реальность деятельности самого контрагента как на момент начала взаимоотношений, так и на текущую дату (при условии, что руководители контрагента очень неохотно помогают проверяемому налогоплательщику в данном вопросе и, тем более, не выступают в суде в качестве свидетеля).


В данном споре заявитель в процессе судебных заседаний подготовил товарный баланс, в котором отразил поступление и использование ВСЕХ ТМЦ, приобретённых у данного поставщика за период с 2011 по 2013 г.г. (напомним, большую часть поставок контролирующий орган принял).


Параллельно налогоплательщику, изучив представленные налоговым органом доказательства, а также дополнительно запросив документы у спорного контрагента и его контролирующего органа, удалось убедить суд в реальном ведении поставщиком обычной хозяйственной деятельности, как на момент взаимоотношений с заявителем, так и на сегодняшний день.


В результате было понятно, что доводы налогового органа не подтверждаются доказательствами и по ходатайству налогоплательщика в суде первой инстанции была назначена бухгалтерская экспертиза, которая ответила на ключевой вопрос: использовались ли спорные ТМЦ при ремонте тепловозов и передан ли итоговый результат заказчикам?


Ответ, конечно, был положительным.


Более того, эксперт установил, что часть расходов, которые не принимает налоговый орган, и, в связи с этим, доначисляет налог на прибыль, в принципе не были включены налогоплательщиком при расчёте налоговой базы.


Позиция суда первой инстанции


В связи с тем, что налоговый орган в ходе выездной проверки очень поверхностно изучил процесс ремонта тепловозов (сотрудник налогоплательщика, обладающий специальными знаниями в данной сфере, вообще не был допрошен), суду первой инстанции пришлось подробно изучать первичные бухгалтерские, налоговые и технические документы.


В результате суд пришел к обоснованному выводу, что:


во взаимоотношениях налогоплательщика и его контрагента-поставщика отсутствуют доказательства нереальности сделки;


налогоплательщиком подтверждено оприходование приобретённых ТМЦ, их использование в деятельности, их передача заказчикам в составе выполненных ремонтных работ, отсутствие в рассматриваемом периоде приобретения аналогичных товаров от иных поставщиков, отсутствие аналогичных товаров в виде остатков на складе Налогоплательщика, соответствие рыночности цен, приобретаемых ТМЦ.


При этом суд первой инстанции указал, что:


именно на налоговом органе лежит бремя доказывания обстоятельств, которые могут свидетельствовать о невозможности осуществления спорных операций с учётом времени, места нахождения имущества или объёма материальных ресурсов, экономически необходимых для производства товаров, выполнения работ или оказания услуг.


Налогоплательщик доказал реальность операций с контрагентом-поставщиком, обоснованность заявленных вычетов по НДС и расходов по налогу на прибыль.


В ходе участия в 15 судебных заседаниях (первая инстанция длилась более одного года) специалистам компании «Юринвест» удалось доказать незаконность доначислений по налогам в сумме около 7 млн.руб.


Позиция суда второй и третьей инстанции


Как в любом налоговом споре, обе стороны идут до конца (в плане обжалования, конечно). И данный спор не явился исключением: налоговый орган обжаловал решение суда первой инстанции в апелляции и кассации.


Обе инстанции встали на сторону налогоплательщика, поддержав выводы суда первой инстанции, и отказали в удовлетворении жалоб контролирующего органа.


Наталья Болотова, партнер:


Выигрыш по такой категории дел, как ННВ, конечно, не частое явление для налогоплательщика.

Но, как в любом налоговом споре, нельзя полагаться на удачу либо придерживаться позиции: это налоговый орган должен доказать наличии ННВ, а он не доказал.

Данный пример демонстрирует, насколько важно при подготовке к участию в судебном споре, особенно налоговом, проводить детальный анализ обстоятельств и документов, в том числе разбираться со спецификой сферы деятельности каждого налогоплательщика, особенностями его налогового, бухгалтерского, складского учёта.

Наличие одного эффективного довода – отсутствие у контрагента «стандартных» признаков «фирмы-однодневки» - ещё не гарантирует развитие спора по желаемому сценарию.

Несмотря на специфику гл. 24 АПК РФ, именно налогоплательщик должен документально доказать отсутствие оснований для доначисления/отсутствие ННВ. В этом и состоит главная работа судебного представителя: необходимо быть и юристом, и бухгалтером, и аудитором, и техническим специалистом.

Данное дело является показательным для добросовестных налогоплательщиков: отстоять свои права и законные интересы в суде, в том числе по налоговым спорам — это реально.



← Назад к списку победСредняя оценка: 5  Всего проголосовавших: 1