Наши победы

Берегись а̶в̶т̶о̶м̶о̶б̶и̶л̶я̶ потребителя

«Каждый, у кого нет машины, мечтает её купить. Каждый, у кого есть машина, мечтает её продать» - гласит классика советского кино.


Современные реалии таковы, что владельцы зачастую хотят не только продать, но и в последующем вернуть свою машину дилеру, потребовав назад уплаченные деньги с перерасчётом покупной цены на момент расторжения договора купли-продажи.


Помимо взыскания цены товара зачастую речь идёт ещё и о многомиллионных штрафах и неустойках. Закон о защите прав потребителей даёт такую возможность.


Значительная часть потребительских споров, когда цена иска исчисляется миллионами рублей, могла бы быть достойна самых больших экранов.


Не стал исключением и спор, который более 8 месяцев рассматривался в томском районном суде.


Ударная эксплуатация


Томский адвокат в 2014 году стал обладателем дорогого внедорожника. На протяжении 2015 и 2016 года в автомобиле было устранено несколько незначительных недостатков. Все работы были выполнены по гарантии, и каждый раз в распоряжение потребителя предоставлялся полностью исправный автомобиль.


Летом 2016 года последовало очередное обращение покупателя в сервисный центр официального томского дилера. Требование потребителя о ремонте автомобиля было своевременно выполнено томскими специалистами.


Стоит отметить, что на этом этапе продавец машины – кемеровский дилер - никакого отношения к многочисленным ремонтам не имел. В известность он был поставлен лишь в момент получения претензии от покупателя с требованием расторгнуть договор, вернуть автомобиль и его стоимость.


Впрочем, досудебный совместный осмотр автомобиля не подтвердил ни одного замечания к качеству автомобиля.


Разрешать спорную ситуацию пришлось томскому районному суду.


Иск потребителя содержал жалобы на самые разные недостатки автомобиля:


  • Дефекты передней подвески,
  • Дефекты задней подвески,
  • Дефекты в виде утечки технических жидкостей,
  • Разрушение лакокрасочного покрытия на дверях кузова автомобиля,
  • Разрушение лакокрасочного покрытия на технологическом выступе задних крыльев в местах прилегания уплотнительных резиновых прокладок задних дверей кузова,
  • Дефект аккумуляторной батареи, представленной на исследование.

Проведённая в ходе рассмотрения спора судебная экспертиза сделала однозначные и категоричные выводы – все заявленные недостатки действительно существуют, но их причина вовсе не в производственном браке. Эксперт отметил, что все неисправности носят эксплуатационный характер: многочисленные аварии, попадание грязи и воды, деформации в результате ударов и так далее – именно это стало причиной всех дефектов.


Новый поворот судебной практики


Иные недостатки, на которые ссылался покупатель, были устранены томским сервисным центром по просьбе потребителя ещё до суда. Данный факт являлся одним из ключевых в данном споре.


Однако доводы истца не ограничивались указанием на сам факт наличия недостатков автомобиля. Среди прочего, потребитель ссылался на то, что срок гарантийного ремонта по устранению прежних недостатков (в течение которого он не мог использовать автомобиль) превысил 30 дней.


На момент начала судебного разбирательства это обстоятельство не имело никакого значения. Верховный суд неоднократно указывал, что требовать возврата автомобиля можно лишь тогда, когда этот 30-дневный срок превышен в каждом году гарантийного срока.


Но в декабре 2016 года подход суда кардинально изменился. Теперь даже однократное нарушение этого 30-дневного срока (если в этот период пользоваться автомобилем было нельзя) стало расцениваться как основание для расторжения договора и возврата денег.


Верховный суд РФ, 2016 год:


«Право на отказ от исполнения договора купли-продажи в отношении технически сложного товара… предоставляется при невозможности использовать технически сложный товар вследствие неоднократного устранения его различных недостатков в течение более тридцати дней каждого года гарантийного срока, то есть в любом году такого срока».


Иначе говоря, раньше указание на каждый год гарантийного срока подразумевало, что такая невозможность использования должна иметь место в каждом, без исключения, году гарантийного срока.


В 2016 году же подход изменился. Теперь под «каждый годом» гарантийного срока в контексте соответствующей нормы права понимается «любой год» гарантийного срока.


Таким образом, сроки любых ремонтов, которые когда-либо проводились с автомобилем, стали существенными уже по ходу самого процесса.


Дни, месяцы, года…


Подробный анализ всех обращений потребителя показал, что никаких нарушений сроков (даже с учётом изменившейся практики Верховного суда) при гарантийном ремонте ни кемеровским дилером, ни томским сервисным центром допущено не было.


Было установлено, что, несмотря на наличие в документах дат начала и окончания ремонта, потребитель в большинстве случаев не оставлял автомобиль в сервисном центре и, порой игнорируя требования к безопасности, продолжал эксплуатировать автомобиль, наматывая тысячи километров пробега.


При таких обстоятельствах суд посчитал, что в условиях подтверждения фактического использования автомобиля говорить о невозможности его эксплуатации нельзя.


В результате, в связи с отсутствием в автомобиле производственных недостатков, при недопущении нарушений сроков гарантийного ремонта и в отсутствие невозможности использования автомобиля свыше допустимых сроков суд пришел к выводу об отсутствии оснований для удовлетворения иска.


В дальнейшем истец обжаловал решение суда. Жалоба была рассмотрена на протяжении двух судебных заседаний суда апелляционной инстанции.


Решение суда об отказе в удовлетворении требований потребителя вступило в законную силу.

← Назад к списку победСредняя оценка: 5  Всего проголосовавших: 5